Новость

Олег Петров: «Когда я пришел на свою первую тренировку, я думал оттуда убежать»

17 марта 2021 г. 15:06
Олег Петров: «Когда я пришел на свою первую тренировку, я думал оттуда убежать»
Array
(
    [CACHE_TIME] => 180
    [CACHE_TYPE] => N
    [DETAIL_URL] => /news/#CODE#_#ID#/
    [IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_TYPE] => matherials
    [ELEMENT_ID] => 57414
    [TAGS] => Array
        (
            [0] => 8231
            [1] => 46085
            [2] => 40564
            [3] => 19705
            [4] => 5475
            [5] => 8189
        )

    [~CACHE_TIME] => 180
    [~CACHE_TYPE] => N
    [~DETAIL_URL] => /news/#CODE#_#ID#/
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_TYPE] => matherials
    [~ELEMENT_ID] => 57414
    [~TAGS] => Array
        (
            [0] => 8231
            [1] => 46085
            [2] => 40564
            [3] => 19705
            [4] => 5475
            [5] => 8189
        )

)

Восьмой выпуск проекта от УХЛ, Провокатора и Parimatch

Украинская хоккейная лига совместно с Youtube-каналом Провокатор и Parimatch подготовили новый проект «Я в хоккее».

В рамках проекта топовые игроки клубов УХЛ расскажут о том, как устроена их хоккейная жизнь, на какие суммы хоккеисты подписывали свои первые контракты, какого играть заграницей или выступать в составе сборных, а также обо всем, что происходит за кулисами публичной хоккейной жизни. 

Героем проекта стал голкипер «Днепра» и национальной сборной Украины Олег Петров.

С чего все началось, как ты попал в хоккей?

— Все просто. Папа взял меня на хоккей, а играла с кем-то «Сибирь», точно уже не помню. Нет, начну с того, что папа сам занимался хоккеем, но, правда до университета, а потом пришлось ему выбирать между учебой и спортом. Он выбрал учебу.

А почему вратарь?

— Сейчас расскажу. Мы пришли вместе на хоккей, сели и смотрим. Однако, что мне больше всего понравилось, так это форма у вратарей. Мне показалось, что она красивая. Все игроки мне показались обычными, а вот вратари – нет. Красивые зарисовки у них на шлемах и большие щитки. Мне это понравилось и запомнилось. Потом на Новый год мне Дед мороз подарил коньки и клюшку. Папе, кстати, он тоже подарил (смеется).

Потом папа меня повел на каток учить кататься, но мы еще не думали, что стану хоккеистом. Когда наступила осень, то был набор в школу «Сибири». Что из того я помню, так это только первую тренировку.

Какой она была?

— Первая тренировка была – это кросс и прыжки на шины. А я на тот момент о спорте ничего не знал и ничего не умел, наверное, смог бы пять раз только присесть. Я сидел и смотрел со стороны на это все и думал, что может оно мне не нужно?

Каким в Новосибирске был тогда уровень хоккея, что тебе дала школа?

— Хоккейная Россия делится на регионы – Центр, Москва, Северо-Запад, Поволжье, Урал, Западная Сибирь, Сибирь и Дальний Восток. Всю жизнь самые слабые регионы были – это Сибирь, Дальний Восток и Северо-Запад. Уровень того хоккея, который был там, он был немного хуже, чем в других регионах.

А с чем связано, как думаешь?

— Не могу сказать.

Возможно, школы были слабее?

— Возможно и школы, а может и тренера, а также не тот уровень подготовки. Тем не менее, я благодарен школе «Сибири», что они меня приняли и воспитали.

А в какой момент ты понял, что хоккей для тебя это не просто хобби?

— Наверное, когда мне было 11-12 лет, тогда передо мной стоял вопрос попробовать свои силы в другом регионе. Самым близким городом к Новосибирску был Омск. Вот именно на этом стыке я понял, что нужно определяться.

Помнишь, каким был твой дебют?

— Сложно было. Тогда у меня такой возраст был, мол, я все знаю и умею, а когда пришел в команду, получилось так, что я никто и звать меня никак, а нужно все всем заново доказывать.

После «Трактора» ты перебрался в ВХЛ, где ты сыграл пять матчей за волжскую «Ариаду». Что не получилось?

— У нас было на просмотре пять вратарей. Один мужик уже был подписан, а еще было четыре парня, которым нужно было доказывать. В итоге, все отсеялись, а остался один я. Ну я и подумал, что он будет давать мне играть, так как я провел неплохо предсезонку. Получилось в итоге все не так, тренерский штаб подписал еще одного вратаря и сделали ставку на него. У него был большой опыт. Тот вратарь поиграл в КХЛ, ВХЛ на молодежном чемпионате мира за сборную. Так я присел на трибунку. Я до середины ноября даже не переодевался.

Какое тогда было эмоциональное состояние?

— Было непонимание. Я старался, отсеяли пацанов и ребят, но дайте же шанс. Такого не произошло.

Следующий сезон ты не играл. С чем это было связано?

— У меня был тогда агент, который кормил обещаниями, что все будет хорошо. Мне это уже надоело и я позвонил своему другу. Он дал мне номер тренера из ХК «Алматы», который сказал, чтобы я приезжал на просмотр.

Идут сборы в ХК «Алмате» и настают предсезонные игры. Я понимаю, что мне не доверяют и меня не ставят. После этого у меня появляются мысли, почему, что происходит и почему так?

Дальше у них был турнир Кубок президента Казахстана. Я подхожу к руководству команды, а они мне говорят, что у меня вот такая зарплата. Квартиру нужно было снимать за свой счет, а там квартиры очень дорогие. В итоге на руках у меня оставались копейки.

Кстати, я тогда уже начал общаться с одним из белорусских тренеров. У меня переход был на мази. У меня там брат двоюродный играл. И я тогда стал думать, что если не сюда, так туда. В итоге мне в Алматы предлагают на порядок больше зарплату, но я из-за своих тараканов в голове сказал им нет. Прилетаю домой в Новосибирск, звоню тренеру в Беларусь, а он мне говорит, что не нужен им уже вратарь. Я остаюсь у разбитого корыта. Хотя я с ним дня три назад общался, он говорил, что меня ждет.

Часто игрокам недоговаривают в командах? К примеру, кормят обещаниями, что вскоре будешь играть, а сейчас такой период.

— Такое постоянно происходит.

Когда тебе поступило предложение переехать в Украину, ты легко согласился на переезд?

— Я иду, прогуливаюсь, смотрю Инстаграм. Вижу, что Кирилл Бондаренко подписал контракт с «Генералами». Решил у него попросить номер тренеров. Он присылает контакт, я звоню Константину Симчуку. Он мне говорит, что мы не ищем молодого вратаря, а нам нужен возрастной.

Каким-то чудом мне удалось выпросить у него просмотр. Он сказал, чтобы я приезжал в Беларусь, так как у них должно быть там два матча против «Гомеля». Я недолго думая, собираю вещи и еду в Гомель. Приезжает команда, мы играем, команда практически всю игру ведет 2:0, а я тогда ловил все, что летело в ворота. Да, правда, мы проиграли, нам за пять минут забили три гола, но там уже разрыв был колоссальный.

Подходит тренер и говорит, а завтра ты готов еще сыграть? Я говорю, что готов. Да, следующую игру тоже проиграли, но я отыграл хорошо. После этого мне сказали, что меня подписывают. Поехали из Беларуси сразу на автобусе в Киев. По приезду подписал контракт.

Тяжело ли после пропущенного сезона вкатываться в игру?

— Тяжело, но нужно преодолеть этот барьер. Помогало то, что я каждый день тренировался.

Семь дней в неделю?

— Каждый день! У меня было так, что утром катаюсь, в обед в зал, а вечером вновь выхожу на лед. Так было на протяжении 8-9 месяцев.

Получается, что ты соблюдал режим.

— Нет, режим это сейчас. Проснулся, завтрак, обед, тренировка, отъезд, приезд и ужин. А там было так, что потренировался, поделал свое и вновь тренироваться. У меня тогда была цель.


Не забудьте подписаться на наши страницы в социальных сетях FacebookTelegramInstagramTwitterYoutube и Viber