Новость

Дмитрий Христич: Суд приговорил зарплату 1,8 миллиона долларов в год

7 февраля 2020 г. 15:16
Дмитрий Христич: Суд приговорил зарплату 1,8 миллиона долларов в год
Array
(
    [CACHE_TIME] => 180
    [CACHE_TYPE] => N
    [DETAIL_URL] => /news/#CODE#_#ID#/
    [IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_TYPE] => matherials
    [ELEMENT_ID] => 32604
    [TAGS] => Array
        (
            [0] => 11791
            [1] => 24237
            [2] => 24304
        )

    [~CACHE_TIME] => 180
    [~CACHE_TYPE] => N
    [~DETAIL_URL] => /news/#CODE#_#ID#/
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_TYPE] => matherials
    [~ELEMENT_ID] => 32604
    [~TAGS] => Array
        (
            [0] => 11791
            [1] => 24237
            [2] => 24304
        )

)

Дмитрий Христич в течение 12 сезонов прославлял нашу страну в сильнейшей клубной хоккейной лиге мира - НХЛ

За время в НХЛ Христич дважды сыграл в матче всех звезд лиги и заработал больше 15000000 долларов. Из «Сокола» Христич поехал в «Вашингтон Кэпиталс». В «Лос-Анджелес Кингс» киевлянин выступал в одном звене с легендарным канадцем с украинскими корнями Уэйном Гретцки. В «Бостон Брюинс» дважды судился с клубом. А в Торонто его знал в лицо почти каждый житель этого канадского города. Легендарный ветеран рассказал Чемпиону о своих контракты, закулисную кухню НХЛ и суды Бостон Брюинс. 

— Дмитрий, на правах новобранца в 1990 году курс молодого бойца в «Вашингтон Кэпиталс» проходили?

— На одном из первых общекомандном ужине пошутили надо мной, словаком Петером Бондрой и моим экс-одноклубником по «Соколе» Михаилом Татариновым. В конце ужина, когда мы немного расслабились, один из шутников залез под стол и намазал нашу обувь кетчупом. Кроме нас «осчастливили» массажиста и генерального менеджера клуба. На мне тогда были тряпичные кроссовки, поэтому все просочилось на носки. Был взбешен. Но, как потом понял, это были цветочки. Вы бы знали, как одноклубники издевались над массажистом. На одну из встреч в ресторане парень захватил с собой полиэтиленовые пакеты, которые надел на ноги. Во время трапезы массажист улыбался, мол, никакие кетчупы мне теперь не страшны. Но как только он немного расслабился, с его ног сняли пакеты и снова обильно намазали обувь кетчупом. 

— В те годы вообще в НХЛ шутили душевно ...

— Как-то в день матча ребята организовано отправились на завтрак. Там был шведский стол. Каково же было удивление ребят, когда после завтрака они увидели на своих туфлях томатную пасту. Никак не могли понять, как это произошло. Разгадка же оказалась простой - один штатный юморист залез под шведский стол и намазывал пастой обувь всех, кто к нему подходил. 

— Давайте поговорим о более серьезных вещах. Налоги в США ранили в самое сердце?

— Я только год застал, когда они были еще божеским - около 30 процентов. Затем их подняли. 38 процентов от зарплаты нужно было отдавать в казну государства. Еще 7-10 процентов - в казну штата, на территории которого расположена твоя команда. Плюс 20 долларов в день отчислялось в кассу профсоюза игроков.

— Куда шли деньги, которые отчислялись в профсоюз игроков?

— Аккумулировались на персональных счетах хоккеистов. Когда закончил играть, мне их вернули. Правда, все равно пришлось заплатить за них налог. Потому что когда ты сдаешь деньги, эта сумма вычитается из налога. А когда поворачиваешь, за них надо заплатить. Честно говоря, за 12 сезонов в НХЛ во всех нюансах налоговых законодательств США и Канады так и не разобрался. Там сложные расчеты. Например, когда мы играли выездные матчи, какой-то небольшой процент от зарплаты должен был идти в штат, где проводилась игра. Потому что мы зарабатывали деньги благодаря матчам на этой территории. Чаще всего у игрока лиги есть человек, который досконально знает заокеанскую налоговую систему и помогает хоккеисту делать возврат или перерасчет налогов. Помню, мне приходилось подписывать счета на 10-12 страниц - так много было отчислений. 

— Сезон в НХЛ длится не более полугода. А зарплата начислялась за 12 месяцев?

— Соглашение предусматривает выплату денег за шесть месяцев, во время которых проходит первенство. Даже если контракт подписывается на пять лет, все равно зарплата начисляется только в течение игрового полгода. За это время хоккеист должен отложить себе деньги на отпускные месяцы.

— В вашей заокеанской карьере было два суда. Вы подавали иски на своего работодателя «Бостон Брюинз» с требованием увеличить зарплату. В 1998 году в вашем контракте уже фигурировала цифра с шестью нулями?

— Да, у меня как раз закончился миллионный контракт с клубом. Я считал, что заслуживаю двух миллионов долларов за следующий сезон - предыдущий сыграл на уровне. Бостон был согласен раскошелится только на 1300000. Пришлось судиться. Суд вынес решение в мою пользу - присудили 1800000 долларов. 

— Отношение со стороны Бостона после проигранного клубом суда не изменилось?

— Не очень. Все эти суды объяснялись одним простым словом бизнес. Клуб заинтересован платить как можно меньше денег своему работнику. А работник хочет как можно больше денег выбить из своего работодателя. То судебное разбирательство вспоминаю до сих пор. Там тебя сначала поднимают до небес, а потом опускают на землю. Когда слово дается адвокату хоккеиста, ты словно паришь в облаках. С удивлением узнаешь, что являешся едва ли не лучшим игроком во всей лиге. Но когда после перерыва слово предоставляется юристу клуба, все сразу меняется. Невольно сам себе задаешь вопрос: «Если они обо мне такого мнения, зачем вообще за них выступаю?». 

— Судья, принимающий окончательное решение, разбирается в рынке хоккея?

— Нет. У него есть данные о зарплатах других игроков лиги с похожей статистикой. И есть гибкая шкала. Нередко судьи останавливались на чем-то среднем между требованиями клуба и игрока.

— Через год вы снова судились с Бостоном. И там уже была немного другая история. Дважды в одну реку входят?

— Дело не в этом. Судья снова вынес свой вердикт, который больше устраивал меня, чем клуб. Я требовал 2,5 миллиона долларов за будущий сезон, суд постановил, что Христич достойный двух миллионов. Но Бостон с этим решением не согласился и просто отказался от меня. Причем в НХЛ у клубов есть своя «шайка» - своего рода исполнительный комитет. Я был первым, кто дважды подряд подал в суд на свой клуб по поводу заработной платы. Клубам это не понравилось. Они договорились меня немного «воспитать» - чтобы другие хоккеисты не брали с меня пример в будущем. 

— Рекомендовали другим клубам отказаться от услуг Христич?

— Не совсем. Там были сложные правила игры. Если клуб давал игроку-отказнику 80 процентов от той зарплаты, которая ему была присуждена арбитражным судом, клуб не должен был платить за него никакой компенсации предыдущей команде хоккеиста. С «Торонто» я подписал трехлетний контракт на 6000000 долларов. То есть, это условие соблюдалось. Но в первом сезоне получил только 700 000 долларов - это сделали для того, чтобы «Торонто» как-то рассчитался за меня с «Бостоном». Я не волновался - в «Торонто» мне объяснили, что выплатят за три года 6000000 - так или иначе. И клуб выплатил мне 5300000. За два следующих сезона. 

— Вашим агентом был американец?

— Агенты - немного больная для меня тема. Потому что первый агент, выходец из СССР с канадским гражданством Виталий Шевченко меня неслабо бросил. Он до сих пор где-то прячется. Я ему все, что принадлежало, заплатил - 10 процентов от своей зарплаты. А потом поменял агента - нашел юриста, который был согласен работать за пять процентов. Шевченко сильно обиделся. Затем снова ко мне примазался. Мол, давай снова дружить. Занял у меня денег и пропал. Много? Достаточно для того, чтобы не считать его человеком.

Последние годы вообще выплачивал агенту 2,5 процента. Причем агент был солидным человеком, который имел свой офис и зарегистрированную фирму в Торонто. И с ним никаких проблем не было. В отличие от Шевченко, который приедет ко мне, хвост распустит, а потом ничего из обещанного не выполняет. 

— Вы выступали за четыре клуба НХЛ. К какому из них больше привязались?

— Помню с теплотой каждый клуб. «Вашингтон Кэпиталс» был первым. Там состоялось мое знакомство с Америкой. В общей сложности провел в этой команде 7 лет. В Лос-Анджелесе было интересно поиграть вместе с Уэйном Гретцки. И вообще пожить пару лет в городе ангелов - неплохое дело. И по результативности был там среди лидеров. В Бостоне вокруг меня была сформирована боеспособная тройка нападения. Команда играла на высоком уровне, и до самого хоккея отношение было совсем другим, чем, скажем в Вашингтоне. А в Торонто хоккей вообще был самым популярным видом спорта. Там все молились на команду. Нас всех знали в лицо. Даже на тренировках были камеры, журналисты. 

— В Вашингтоне интерес к хоккею был на порядок ниже?

— Помню, на следующий день после игры «Кэпиталс» открываю местную газету «Вашингтон Пост». Сначала на спортивной странице речь идет о американском футболе и бейсболе, потом баскетбол - НБА, дальше какой-то лакросс и о спорте в колледжах. И только в самом конце небольшая заметка о том, что мы выиграли в Нью-Йорке. Хотя на наши домашние матчи в Вашингтоне приходили по 7-10 тысяч зрителей. В Торонто же новости о выступлении команды всегда были на первых страницах даже неспортивных газет.

— Свой первый дом купили в США?

— Пару лет снимал квартиру. Затем за 450 000 долларов купил в пригороде Вашингтона дом. Специально подбирал жилье ближе к загородной тренировочной базе. Только пристроил к нему подвальное помещение - с бильярдом, столом для пинг-понга, баром и телевизором с большим экраном, как меня обменяли в Лос-Анджелес. Поэтому в будущем с покупкой жилья не спешил. 

— Когда игрока меняют по ходу сезона в другую команду, новый клуб ему оплачивает жилье?

— Оплачивает в течение шести месяцев. Нет никаких проблем и с переездами - клуб все это берет на себя. Ты только должен назвать дату и время. Приезжает машина, все твои вещи грузят и перевозят на новое место жительства. 

— В Бостоне тоже не решились на покупку квартиры?

— Купили дом в Нью-Гемпшире - это в двух часах езды на машине от Бостона. Это было инициативой моей бывшей жены-американки Эйрин. Там хорошая природа, озера.

— С Уэйном Гретцки в Лос-Анджелесе играли не только в хоккей?

— В одном звене сыграли около 40 матчей. Но мне больше запомнилась игра с Уэйном в гольф. Как-то после тренировки он собрался с друзьями в гольф-клуб. Я поехал вместе с ними. Гольф-клуб находился недалеко от его дома. Он пригласил нас к себе в гости.

В Америке и Канаде гольф и тогда уже был очень популярен. Считаю, гольф и хоккей совместимы виды спорта. Потому что в первый играют летом, а во второй - зимой.

— Вы даже как-то участвовали в чемпионате Украины по гольфу, который проходил в ... Словакии ...

— Это было на начальной стадии развития гольфа в Украине, когда в нашей стране еще не было необходимой инфраструктуры. Зато тогда соединил полезное с приятным - встретился с бывшим одноклубником по «Вашингтон Кэпиталс» Бондрой. У него интересная история. Петер родился в Луцке. Через три года его родители вернулись в Чехословакию. Бондра долго не мог получить паспорт. В молодежную сборную Чехословакии его не приглашали, потому что у Петера было советское свидетельство о рождении. В молодежную сборную СССР не приглашали, потому что жил в Чехословакии. Так что его звезда вполне могла и не взойти. Петеру помог случай - в Словакию прилетел один из американских скаутов, который намеревался пересмотреть нескольких словаков. Он увидел реактивного Бондра. Только тогда Петеру решили вопрос с оформлением паспорта, и вскоре он улетел за океан. 

Личное дело:

Дмитрий Христич. Родился 23 июля 1969 года в Киеве. Играл на позиции левого нападающего. Выступал за «Сокол» Киев (1985-90), «Вашингтон Кэпиталз» (1990-95, 2001-02), «Лос-Анджелес Кингз» (1995-97), «Бостон Брюинз» (1995-97), «Торонто Мэйпл Ливз» (1999-2000), «Металлург» Магнитогорск (2002-04). Дважды участвовал в матчах «Всех звезд НХЛ» (1997, 1999). Сыграл 811 матчей в НХЛ. Выступал за сборные СССР и Украины. Чемпион мира 1990. Работал ассистентом в тренерском штабе сборной Украины (2010-13).

Максим Розенко, сайт Champion.com.ua