23 Апр Пт
Новость

Дмитрий Даниленко: «Из Украины, чтобы сразу прилететь в Северную Америку на контракт – практически нереально»

3 апреля 2019 г. 15:33
Дмитрий Даниленко: «Из Украины, чтобы сразу прилететь в Северную Америку на контракт – практически нереально»
Array
(
    [CACHE_TIME] => 180
    [CACHE_TYPE] => N
    [DETAIL_URL] => /news/#CODE#_#ID#/
    [IBLOCK_ID] => 1
    [IBLOCK_TYPE] => matherials
    [ELEMENT_ID] => 21866
    [TAGS] => Array
        (
            [0] => 5351
            [1] => 11791
        )

    [~CACHE_TIME] => 180
    [~CACHE_TYPE] => N
    [~DETAIL_URL] => /news/#CODE#_#ID#/
    [~IBLOCK_ID] => 1
    [~IBLOCK_TYPE] => matherials
    [~ELEMENT_ID] => 21866
    [~TAGS] => Array
        (
            [0] => 5351
            [1] => 11791
        )

)

Большое интервью телеканала XSPORT с форвардом молодёжной сборной Украины

В сезоне 2017/18 Дмитрий Даниленко был одним из наиболее результативных нападающих «Белого Барса» – 69 (28+41) очков в 40 матчах УХЛ, после успешного клубного сезона он стал важной частью юниорской сборной Украины, которая выиграла домашний чемпионат мира в Дивизионе IВ, набрав 8 (3+5) баллов в 5 играх.

Мечта об игре за океаном была еще давно. Успешный сезон в клубе и сборной U-18, только-только исполнилось 18 лет – кажется, идеальное время попробовать проверить себя в Северной Америке. Так и было сделано, а что из этого получилось, Дмитрий рассказал XSPORT.ua после возвращения на родину уже весной 2019-го.


Идея попробовать себя в Северной Америке появилась после чемпионата мира. Изначально пытались организовать мой переезд в самую лучшую лигу в Канаде (CHL – прим. авт.). Там немного не получилось, так как кое-какие команды сделали выбор в пользу игроков, которые уже задрафтованы клубами НХЛ. Речь идет о ребятах такого же года рождения как я (2000-го – прим.), но они уже задрафтованы.

Канадская лига называется CHL, она объединяет три крупнейшие канадские лиги: Главная юниорская хоккейная лига Квебека, Хоккейная лига Онтарио и Западная хоккейная лига. Там в команду каждый год проходят всего два легионера. Они выбираются на CHL Import Draft. Как вы понимаете, туда непросто попасть. В основном там выбираются игроки, которые будут играть в НХЛ, либо, которые уже драфтованы клубами НХЛ из Европы.


– Кто туда переезжал из нынешних звезд?

– Из недавних знаменитых хоккеистов сейчас могу вспомнить, кого выбирали: Нико Хишир (швейцарец в «Нью-Джерси» – прим.), Адам Боквист (швед в «Чикаго» – прим.). Практически гарантированно, каждый легионер в каждой из команд будет драфтован в НХЛ или уже был.

Были клубы, которые могли меня выбрать на местном драфте в Канадскую молодежную хоккейную лигу, но там не получилось, и начали сразу же думать о варианте – поехать в какую-нибудь из лиг Tier II (США). По уровню эти лиги считаются вторыми, то есть, на ступень ниже.

Выбор был сделан в пользу команды Jamestown Rebels (NAHL), куда я и поехал. Пройти в состав мне не удалось из-за языкового барьера.


– Это было условие команды по отбору хоккеистов?

– Да, это было изначальное условие. Я, может быть, в этом компоненте где-то недоработал. Должен был отнестись к этому посерьезнее. Ребята мне говорили, что, если что, мне помогут на месте. Но, как оказалось, есть такие команды, где необходимо полное взаимопонимание.

Я был в такой команде неделю. Там действительно тренер зациклен на тактике и на понимании игроков. Где-то что-то неправильно сделал – тренер сразу недоволен. Даже один раз было, что тренер ушел с тренировки, когда кто-то отдал передачу не туда, куда он хотел.

То есть, ко всему этому там очень серьезный подход. Я не понимал тренера, из-за этого пришлось поехать в лигу пониже. Получается, что в третью по уровню. Чтобы там все прочувствовать и понять.

Действительно нужно было понять и прочувствовать уровень, потому что, когда в этой команде мы играли просмотровую двусторонку, формат был таким. В одной команде было восемь «пятерок», а отбирали всего пять. Понятное дело, что все очень хотели в команду. Считай, что у всех последний шанс получить возможность играть в этой команде, в такой лиге.

Все очень быстро бежали, я аж не ожидал такого. Мне еще повезло, что я центральный нападающий – в центре не так все быстро. То есть, ты играешь в «принял-отдал», а если ты крайний нападающий, то только к тебе приходит пас…

Раньше я думал: зачем забрасывать шайбу в зону? Нам так тренеры говорят. Потом я сыграл эту двустороннюю игру и понял, что закидывать в зону – нормальная идея (смеется – прим.). Потому что на тебя сразу же несутся. Ты принимаешь передачу и там буквально доля секунды, как тебя уже бьют сзади, а спереди на тебя несется другой огромный соперник, который хочет тебя «расколоть» и доказать, что он лучше, что он готов играть.

На самом деле эта лига не из мягких, как у них говорят «soft». Лига на самом деле очень жесткая. Все идут в тело. Упражнения подбираются просто на выполнение задач и борьбу. Может быть, мне даже где-то повезло, что я туда не попал. Я мог оказаться не готовым физически к такому силовому хоккею. Из украинцев последние три года там никто не играл, кто уехал.

В этой лиге ценится такое зрелище, как драка. Я смотрел одну игру, там было две драки. Парни просто сбрасывают перчатки и начинают месить друг друга, я такого еще не видел.

Поэтому я поехал в лигу пониже (USPHL Premier), там набрал много очков – достаточно, чтобы перейти в NCDC. Эта лига – на уровне с той, куда я не прошел, но она чуть-чуть моложе. В ней я и доиграл сезон 2018/19. Лига эта считается хорошей, просто она новая – ей всего 2 года, поэтому, может быть, она как-то не так ценится. Но на самом деле уровень очень даже неплохой.

– Из подобных лиг можно пробиться куда-то выше, просто хорошо играя?

– Конечно. За сезон оттуда в университет попадает от 5 до 12-13 игроков. Они подписывают контракты с университетами. Университет – это уже другая ступенька, другой уровень совсем. В юниорских лигах все хотят попасть в университет.

– Это из-за стипендии?

– Нет, ты либо попадаешь на бесплатное обучение, либо на скидку. Ты должен проходить по хоккею и должен проходить по учебе. Есть университеты, где ты должен быть на высоком уровне и там и там, а есть, где тебе будет достаточно просто быть на уровне по хоккею. Там учеба тоже важна, но в основном смотрят на то, как ты играешь.

Хоккей там не такой жесткий, как в этих лигах, а больше – умный. Смотришь на их хоккей, как они играют, и реально получаешь удовольствие. Я был на игре «Гарвард» – «Браун». Эти университеты считаются «умными». Там нужно быть очень умным, чтобы учиться, и при этом необходимо очень хорошо играть. Хочу сказать, что хоккей они показывали очень-очень приличный, я бы сказал, на уровне АХЛ (вторая по силе профи-лига после НХЛ).

– Лига, в которой ты заканчивал сезон – NCDC, из нее можно попасть в университет? Если не тебе, твоим одноклубникам это удалось?


– У меня был клуб, так сказать, не самый сильный. Как-то так получилось, что команда в плей-офф не попала. Когда я приехал в эту лигу, у меня было много вариантов, но все они были на следующий год. А так, чтобы в середине сезона попасть в команду NCDC – было только два варианта. Я выбрал команду South Shore Kings.

Из моей команды, кажется, не было игроков, которые потом попали куда-то выше. Менять эту команду на что-то из Tier III, где можно набрать много очков, – не перспективно, оттуда, по сути, потом никуда и не выберешься, чтобы играть профессионально. Это так, «хоккей для себя». А вот из первых трех команд моего дивизиона, человек по 10 перешли в университеты.

Я даже играл против одной из таких команд (Boston Jr. Bruins – прим.). Там, кстати, Саша Пересунько играет, они в финале сейчас (уже выиграли сезон!). Там у них 12 человек подписано на следующий год в университеты.


– А Саша не подписан?

– Саша – нет, может, думает, может, не хочет в университет. Я не знаю, честно.

– А почему можно не хотеть?

– Может, хочет в профессиональный хоккей уйти, а учиться не хочет.

– А как лучше, по-твоему?

– Кому как захочется (улыбается). Не знаю. В университете у тебя больше времени окрепнуть. Больше времени, чтобы тебя заметили. Если ты в себе уверен… хотя я не знаю, тут, кому как больше нравится.

– Как сразу 18-летнему парню попасть в профессиональные лиги?

– Профессиональные – это АХЛ и НХЛ уже. Нужно подписать контракт без драфта, либо через драфт. На каком-то пике могут. Да, там сложная система, сходу – не разобраться. Я всегда хотел уехать за океан, попробовать свои силы. Поэтому я углубился в этот вопрос, отсюда уже знаю эту систему немного.

– Этот год ты учился? В плане общеобразовательных предметов.

– В Америке – нет. Во-первых, это очень дорого, во-вторых, мне нужно было бы идти в школу, а не в университет. А со школой я бы не смог совмещать хоккей. Там и сами американцы не ходят в школу. Получается, что ребята 1998-99 годов рождения сейчас закончили школу, и следующий год пропускают – просто готовятся к университету. Где-то к репетиторам ходят, где-то онлайн-обучение. Я сейчас учусь в Харьковском спортивном университете на удаленке.

– С английским языком теперь ситуация получше?

– Да. Я в начале года ехал туда очень сырой в плане языка, честно говоря. А вот по возвращении, проведя в англоязычной среде столько времени, у меня таких проблем уже нет.

– Есть такое понятие, как «платные лиги» в Северной Америке. Когда игрок платит клубу за то, что играет. Как это работает?

– Платные лиги начинаются с Tier III. Я играл не в платной лиге. Это такие лиги, где уровень не очень сильный и там нет спонсоров, то есть за хоккей приходиться платить тебе самому. Лиги Tier I и Tier II – они все бесплатные, там ты должен платить только за свое проживание. А вот во второсортных лигах нужно платить за все: лед, переезды, тренер…

– И при этом тебе не гарантированно место в составе?

– Нет, в основном, в таких лигах все проходят в состав. То есть, там команды еле-еле набирают четыре «пятерки», и так играют весь сезон. А вот, если лига бесплатная, как у нас, то очень много игроков хотят играть. Во-первых, бесплатно, во-вторых, больше шансов, чтобы тебя заметили и позвали куда-то.

Никогда у нас не было такого, чтобы на лед вышло четыре звена на тренировку – всегда пять. Всегда еще за этими пятью звеньями есть ребята из U-18, есть еще ниже лига, там тоже все хотят попасть в нашу команду. Я когда туда перешел, просто наблюдал, как люди заходят-выходят из раздевалки. По началу, конечно, нервничал, но потом успокоился, потому что верил в свои силы. Играл постоянно, стабильно выходил, было здорово.

– То есть, там очень высокая конкуренция. Были ли какие-то грязные истории, когда на тренировках партнеры по команде играли с намерением нанести травму конкуренту?

– Был один случай, когда один парень случайно травмировал другого. Он бросил шайбу так, что попал тому в голову. Когда второй вернулся после этой травмы на лед, то на одной из тренировок очень грязно «поймал» своего обидчика силовым приемом в голову с разгона. Отомстил. Второй сразу захотел подраться, но первый испугался, так как был только после сотрясения.

Потом, конечно, все помирились. Тренер понял, почему это все произошло. Собрал, все всем объяснил. Тренер у нас был понимающий (Джон Гурскис – прим.).

– Кто работает тренерами в твоей лиге, были какие-то звездные экс-хоккеисты?

– В основном это все местные – американцы, канадцы. Как правило, это бывшие университетские игроки. Хотя самый первый тренер, который мне попался в Северной Америке, отыграл 4 сезона в АХЛ, был звездой колледжа. То есть, довольно-таки поигравший. Тут кому как попадется.

Второй тренер тоже был неплохой. Много понимал в хоккее. Просто, на тот момент, когда я пришел, из-за результатов клуба его уже сняли с работы. Он просто дорабатывал свой сезон. Ему ничего не платили, но он был просто за то, чтобы ребята играли и получали удовольствие. На самом деле это очень хороший поступок был с его стороны.

– По финансовой составляющей. Ты в этом сезоне ничего не получал ни стипендии, ни зарплаты. Как-то может хоккеист из Украины приехать в Канаду или США и начать зарабатывать, играя в хоккей?


– Из Украины, чтобы сразу прилететь на контракт, чтобы у тебя была какая-то зарплата – это практически нереально. Конкуренция очень большая: все после юниорского и университетского хоккея идут в профессиональные лиги. Для наших ребят остается вариант только ехать в бесплатные лиги, где нужно платить только за семью.

А варианты попасть: первое – поехать попробоваться на какой-то camp (тренировочный лагерь) в команду летом. Но это будет дорого стоить. Второй вариант – сделать нарезку из своих видео, например, из голов, передач или оборонительных действий, и просто отправлять в клубы, которые тебя интересуют. А потом уже приезжать на основной сбор и там уже показывать себя.

Если команда будет в тебе заинтересована, то тебя возьмут в клуб на контрактной основе. Контракты, на самом деле, не везде нужны. Они больше для того делаются, чтобы ты не перешел в другую команду.

– Ты сказал «платить за семью». Это, когда ты приезжаешь в бесплатную лигу и платишь только за свое проживание. Расскажи, как это?

– Тренер либо твой личный агент договариваются о семье, которая тебя возьмет к себе. Ты платишь от $300 до $500, хотя бывает такое, что семья не берет денег, но это случается редко. Знаете, такие случаи, если ты им прям понравишься как сын, тогда могут не брать с тебя деньги.

А так, обычно ты платишь просто в семью, а они тебя кормят, стирают, возят на тренировки, все-все-все. Даже машину могут дать, если тебе срочно понадобится поехать куда-то.

Короче всех распределяют в непонятном порядке по таким семьям, а если на тебя семьи не хватает или кто-то от тебя отказывается, то селят в отдельный дом с другими хоккеистами. Меня в такой дом поселили, когда я уже переезжал в последнюю свою команду. Мне тогда не хватило семьи, потому что клубная организация была очень большой. Я жил в доме с еще десятью ребятами. Нас кормили только вечером, а все остальное – за свой счет.

А в самый первый раз я жил в очень хорошей семье. Ко мне очень хорошо относились, всегда спрашивали, нужно ли мне что-то. Даже один раз бабушка просто так подарила деньги мне, просто за то, что я у них там, в семье сижу. Она к празднику День благодарения дарила деньги своим сыновьям и мне заодно тоже.

– Что, если тебе не понравилась семья?

– Тебя просто переводят в другую семью либо же подселяют в такой общий дом. Практически в каждой команде есть такой дом, где живут ребята, которым не хватило места.

По материалам сайта XSPORT